СТАРАЯ ЛАМПА (переводы с финского)

магазин старых вещей


СТАРАЯ ЛАМПА

Андерс не спал. На столике уютно тикали часы и со стороны окна доносился стихающий вой метели. "Да, опять утром наметет, будь здоров, нужно будет пораньше встать и расчистить все", - подумал Андерс и опять задумался. Его маленькая дочка уже крепко спала рядом, мирно посапывая. Сон уже как будто совсем слетел и Андерс еще раз медленно прокрутил в памяти сегодняшний день.

Никто уже и не помнил, когда был построен тот старый дом, трехэтажный, почти на окраине города. Старожилы с трудом вспоминали про строительство канала, про русских инженеров-гидротехников, выпустников царской академии, передавая старые изустные рассказы. На склоне высокого холма, около пересечения двух дорог, бывших некогда оживленными торговыми магистралями. Но, как это бывает в жизни, бурное море отступило теперь и одинокий маяк так и остался бесполезным памятником посреди суши.

В доме никогда не было парадного входа. Вместо него первый этаж был построен как несколько больших комнат с окнами-витринами с маленькой прилегающей терассой. "Удобно, наверно было бы держать тут лавку, или чайную...", - мысли Андерса путались. Вообще то каждый в округе знал, что в доме том уже давным давно жила семья Вилениусов, переселенцев из России, которые уезжали еще в относительно сытное время вскоре после Русско-Японской войны. Вилениусы более четверти века держали магазин старых вещей, который занимал весь первый этаж. Но старики умерли и теперь их старший сын, Павел, с женой и детишками, распоряжался здесь всеми делами.

Андерс с удивлением прошел мимо пустых витрин, завернул за угол и вошел в парадную. Выходной день, ни души, но почему не заперто? Он шагнул внутрь. Лестница сохранила, пожалуй, уже совсем немногое из своей прежней жизни. Скрипучие деревянные половицы, отвалившаяся штукатурка, открывшая все пласты краски и штукатурки , как срез земной коры, полезные ископаемые, эпохи, нанизанные одна на другую... Кое-где уже виднелась дранка. "Думаю, что не ошибусь, если скажу, что все построено между 1880 и 1890 годом", - подумал Андерс и услышал шаги. Они гулко раздавались где-то в глубине дома. Он поднялся по лестнице на второй этаж. Огромный зал, который занимал не менее половины этажа, был почти пуст. Стул, письменный стол, пара полуразобранных кроватей около стены - все казалось просто игрушечным по сравнению с высокими окнами и потолками. Короткий зимний день уже догорал и в этой полутьме было сложно рассмотреть все делали. С противоположной стороны виднелась небольшая лестница. Последний этаж.

Довольно длинный коридор, по левую сторону которого было несколько дверей. Наверное, когда-то тут жила прислуга. С правой стороны через полуоткрытую дверь виднелась жилая комната, жилая в том смысле, что кто-то все еще жил тут. Телевизор, одежда, какие-то вещи, грудой сложенные в угол. Лампа на столе освещала коврик, на котором присутствовал кот. Но кроме него здесь тоже решительно никого не было. Андерс спустился обратно вниз. От лестницы влево был проход в просторное помещение и Андерс прошел внутрь. Он был уже здесь однажды, когда магазин работал и все помещение было заполнено какими то столами, полками и вешалками. Одежда, мебель, разные безделушки были просто повсюду. Много покупателей, особенно когда день выходной. Люди вообще почему-то любят старые вещи. Не то, чтобы обязательно что-то купить, а так, пообщаться, помотреть, потрогать и прицениться... "Какое просторное помещение", - Андерс осмотрел высокие потолки и печь, вернее, то, что от нее осталось.
"Интересно, как я раньше и не подумал, что тут могло быть", - он подошел ближе.
- "Плита для готовки, большой настил, много кастрюль, наверное, помещалось здесь единовременно". Кухня вроде бы тоже была пуста. В полумраке Андерс не сразу разглядел худощавую женщину среднего роста, которая упаковывала какие-то вещи в большую картонную коробку.
Она совершенно не удивилась присутствию Андерса, как, зачем и для чего он пришел сюда, да он бы и не ответил на этот вопрос, задай она его.
"Да, магазин, закрыт, дом продан, продан фактически за долги, нам удалось купить на остаток лишь маленькую конуру, большинство вещей уже распродано, вот, с Павлом, упаковываем и перевозим остатки", - это была Айно, жена Павла. "Но тут еще, наверное, осталось что-то, у нас теперь все на продажу, можете купить если вам интересно, конечно же", - продолжала она. На разговор из подвала поднялся Павел.
"Да, вон в той комнате еще вроде осталось что-то", - Павел пошарил и отыскал выключаталь на стене. Комнатка за кухней напоминала военные хроники. Швейная машинка, ламповый радиоприемник, комод, лодочный мотор, темные склянки, бутылки и еще что-то совершенно невнятное.
Андерс взял в руки паяльную лампу. На закопченом боку можно было прочесть:
"Стокгольм. Лампы Свенсона. Исключитальное качество. Остерегайтась подделок!"
- "Десятку стоит", - сказал Павел, - "А вот тут еще у меня зеркало старое".
В углу на каком-то замызганном шкафчике действительно стояло зеркало. Резная рама, подставка и два ящичка, которые некогда были тут, а теперь их наличие только угадывалось.
- "И сколько?", - спросил Андерс.
- "А не знаю даже, вроде бы нынешний владелец дома заинтересовался, но за сотню могу уступить вам".
- "А что еще есть из старого?"
Павел порылся в замызганном шкафчике, - "Вот керамические ролики и осветитель от первого лифта", - он покопался еще несколько секунд и вытащил старинную керосиновую лампу, замотанную в холстину.
Андерс взял лампу и поставил поближе к свету.
"Бреннер, Берлинъ, 15 линий", - старинным русским шрифтом с твердыми знаками и вензелями, было выбито на бронзовой горелке.
- "И сколько?", - спросил Андерс.
Павел помедлил и ответом, сначала подошел, взял лампу в руки, повертел, потом поставил обратно и сам отошел на пару шагов, - "А сколько вы заплатите?"
- "Я просто покупатель, вы же продаете все же...", - Андерс хитро улыбнулся.
- "Семьдесят?"
- "Пятьдесят!", - тихо проговорил Андерс.
- "Пожалуй, нет, не продам...", - отозвался Павел, но по голосу его было ясно, что еще чуть-чуть поторговаться и сделка состоится.
- "Шестьдесят, и это последняя цена", - Андерс вроде бы собрался уходить.
- "Годится!"
- "А что еще есть?" - Андерс не хотел признаваться что уже невольно ознакомился со всем домом, когда искал его обитателей, - "А вот на втором этаже вроде бы какой-то старый стул, он тоже продается?"
- "Конечно", - ответил Павел, - "Сотня монет и по рукам!"
- "Забираю и его!", - Андерс торопился.

Сквозь сон Андерс слышал обрывки разговора.
- "Вот, посмотрите на план, Иван Ильич, да поближе к свету его, я прикручу фитиль", - низкий голос продолжал быстро говорить,
- "Вот тут еще нужно будет углубить фарватер и тогда при разности воды в шлюзе в три метра большие колесные параходы тоже будут свободно переходить из озера в озеро".
- "Петр Николаевич, но где мы возьмем дополнительные средства на облицовку? Вы предлагаете использовать тесаный гранит, но, учитывая даже, что каменный карьер находится недалеко, получается очень дорого!"
- "Не беспокойтесь, покорнейше прошу вас, я уже имел честь беседовать об этом проекте в торговой палате и несколько купцов, владеющих здесь торговыми судами согласились на частичное финансирование"
- "Тогда мы сможем осуществить задуманное, для земляных работ используем сезонных рабочих, которых наймем на месте. А все необходимое оборудование доставим поездом из Петербурга..."

"Что за ерунда", - Андерс открыл глаза. В комнате никого не было. За окном тихо и спокойно. Надо больше отдыхать, замотался совсем в последнее время, вон и снится непойми что...

В камине весело вспыхнуло полено и комната наполнилась теплым светом. У окна стоял стул, а на нем виднелась старая керосиновая лампа...


старая ккеросиновая лампа

Tags: suomi finland


Назад


[Home] [TTL] [Unix] [Sdictionary] [ROW Programmer] [Symbian] [Misc] [News] [Search] [Contacts] [Guestbook]


Copyright (c) 1999-2017 Alexey Semenoff